Вечной памяти Нины Макаровны Чередеевой-


Понимаешь, это странно, очень странно, но такой уж я законченный чудак: я гоняюсь за туманом, за туманом, и с собою мне не справиться никак. Люди посланы делами, люди едут за деньгами, убегая от обид и от тоски. А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги. А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги. Понимаешь, это просто, очень просто для того, кто хоть однажды уходил. Ты представь, что это остро, очень остро: горы, солнце, пихты, песни и дожди. Пусть полным-полно набиты мне в дорогу чемоданы: память, грусть, невозвращенные долги. А я еду, а я еду за туманом, за мечтами и за запахом тайги.
Солнце БессознательногоLe soleil de l'Inconscientشمس اللاوعيEl sol del InconscienteThe Sun of the Unconscious

The Pillow

Lithuanians call it pagalvė, from pa 'under' and galva 'head', while Russians label it подушка [podūška] – from под [pod] 'under' and yxo [ūxo] 'ear', a concept reflected in French oreiller, from oreille 'ear'. Macedonians identify it as перница [pérnitsa] – from перо [péro] 'feather'. While the Romans called it cervical, from Latin cervix 'neck', the Spaniards refer to it as almohada – from Arabic المـُخَدَّة [almuxáddah], itself from ّخَد [xad] 'cheek'. The Greeks, on their part, talk of μαξιλάρι – from Latin maxillaris 'jaw'.

✉️-ilv@inlinguaveritas.org
-This site ows its conception to Sarah Frantz-
-Ce site doit sa naissance à Elian Carsenat--