Вечной памяти Нины Макаровны Чередеевой-


Понимаешь, это странно, очень странно, но такой уж я законченный чудак: я гоняюсь за туманом, за туманом, и с собою мне не справиться никак. Люди посланы делами, люди едут за деньгами, убегая от обид и от тоски. А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги. А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги. Понимаешь, это просто, очень просто для того, кто хоть однажды уходил. Ты представь, что это остро, очень остро: горы, солнце, пихты, песни и дожди. Пусть полным-полно набиты мне в дорогу чемоданы: память, грусть, невозвращенные долги. А я еду, а я еду за туманом, за мечтами и за запахом тайги. Пусть полным-полно набиты мне в дорогу чемоданы: память, грусть, невозвращенные долги. А я еду, а я еду за туманом, за мечтами и за запахом тайги.
Солнце БессознательногоLe soleil de l'Inconscientشمس اللاوعيEl sol del InconscienteThe Sun of the Unconscious

Spricht man wirklich?!

Die germanischen Stämme sprachen nicht: sie sprengten – krachten, äußerten, drückten Laute aus. Das deutsche sprechen ist nur durch das schwedische spräcka 'brechen' zu verstehen, genauso wie das dänische sprog 'Sprache' nur durch das englische sprog 'Sproß' zu begreifen ist. Das deutsche sprengen selbst, zusammen mit dem isländischen springa 'bersten', im Lichte eines nicht-germanischen Wortes – des litauischen sprogti 'explodieren' – bestätigt wird. Litauisch, das zusammen mit Lettisch die einzige überlebende baltische Mundart ist, ragt als die archaischste indogermanische Sprache und, damit, ein wichtiger Meilenstein im Verständnis der menschlichen Denkweise heraus.

✉️-ilv@inlinguaveritas.org
-This site ows its conception to Sarah Frantz-
-Ce site doit sa naissance à Elian Carsenat--