Вечной памяти Нины Макаровны Чередеевой-


Понимаешь, это странно, очень странно, но такой уж я законченный чудак: я гоняюсь за туманом, за туманом, и с собою мне не справиться никак. Люди посланы делами, люди едут за деньгами, убегая от обид и от тоски. А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги. А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги. Понимаешь, это просто, очень просто для того, кто хоть однажды уходил. Ты представь, что это остро, очень остро: горы, солнце, пихты, песни и дожди. Пусть полным-полно набиты мне в дорогу чемоданы: память, грусть, невозвращенные долги. А я еду, а я еду за туманом, за мечтами и за запахом тайги.
Солнце БессознательногоLe soleil de l'Inconscientشمس اللاوعيEl sol del InconscienteThe Sun of the Unconscious

Dutch *slachtoffer*, Icelandic *fórnarlamb*

Dutch slachtoffer (cf. Afrikaans slagoffer) is composed of slacht ‘slaughter’ and offer ‘sacrifice’. One may expect the word to denote an animal sacrifice, but it doesn’t – the word simply means ‘victim’: slachtoffer van fraude ‘victim of fraud’. Paradoxically, while no blood or violence is involved in the latter context, animal sacrifice itself in Dutch is merely referred to as offer. Icelandic fórnarlamb - from fórnar ‘sacrifice’ and lamb ‘lamb' - also means 'victim', going one step further in revealing the historical origins of the word, particularly in light of the latent sacrificial nature of Latin-based victim itself.

✉️-ilv@inlinguaveritas.org
-This site ows its conception to Sarah Frantz-
-Ce site doit sa naissance à Elian Carsenat--