Вечной памяти Нины Макаровны Чередеевой-


Понимаешь, это странно, очень странно, но такой уж я законченный чудак: я гоняюсь за туманом, за туманом, и с собою мне не справиться никак. Люди посланы делами, люди едут за деньгами, убегая от обид и от тоски. А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги. А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги. Понимаешь, это просто, очень просто для того, кто хоть однажды уходил. Ты представь, что это остро, очень остро: горы, солнце, пихты, песни и дожди. Пусть полным-полно набиты мне в дорогу чемоданы: память, грусть, невозвращенные долги. А я еду, а я еду за туманом, за мечтами и за запахом тайги. Пусть полным-полно набиты мне в дорогу чемоданы: память, грусть, невозвращенные долги. А я еду, а я еду за туманом, за мечтами и за запахом тайги.
Солнце БессознательногоLe soleil de l'Inconscientشمس اللاوعيEl sol del InconscienteThe Sun of the Unconscious

Ar kalbate lietuviškai?

When scholars set out to investigate the common root of the word, which in the earliest Indo-European language would have meant ‘people’, they reconstructed the following form: teutā. They did so using a complex method, which probed into closely-sounding words and parts of words in the unending variety of the related languages. Since the exact sound-meaning correlation of the resulting proto-form was not attested in any specific language, dead or living, they added an asterisk thereto, indicating that the form was hypothetical – *teutā. Variously-sounding remnants of that common form have survived in various languages, including the German people’s self-appellation, Deutsch, the English name of the people of the Netherlands, Dutch, and that of the old Germanic tribe, the Teutons. In Lithuanian ‒ the world's most archaic Indo-European language ‒ tauta (with the stress on the second syllable) means just that: 'people'.

✉️-ilv@inlinguaveritas.org
-This site ows its conception to Sarah Frantz-
-Ce site doit sa naissance à Elian Carsenat--