Вечной памяти Нины Макаровны Чередеевой-


Понимаешь, это странно, очень странно, но такой уж я законченный чудак: я гоняюсь за туманом, за туманом, и с собою мне не справиться никак. Люди посланы делами, люди едут за деньгами, убегая от обид и от тоски. А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги. А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги. Понимаешь, это просто, очень просто для того, кто хоть однажды уходил. Ты представь, что это остро, очень остро: горы, солнце, пихты, песни и дожди. Пусть полным-полно набиты мне в дорогу чемоданы: память, грусть, невозвращенные долги. А я еду, а я еду за туманом, за мечтами и за запахом тайги. Пусть полным-полно набиты мне в дорогу чемоданы: память, грусть, невозвращенные долги. А я еду, а я еду за туманом, за мечтами и за запахом тайги.
Солнце БессознательногоLe soleil de l'Inconscientشمس اللاوعيEl sol del InconscienteThe Sun of the Unconscious

The Amazing World of Czech

It is not the only language, which calls a corner 'horn' (roh), a party 'side' (strana), a restroom 'sunset' (záchod) or a theatre 'place for viewing' – more precisely, 'marvelling' (divadlo). Nor is it the only language, wherein upstairs is located 'on the mountain' (nahoře), downstairs 'in the valley' (dole) or wholesome words are reduced to utter vowellessness (trh 'market, prst 'finger' and čtvrt 'quarter' being but a meager sample). It is, however, the only language on Earth, wherein a male repeatedly addresses another male with the seemingly rude, yet utterly intimate expression 'you, ox!' (ty, vole!), singlehandedly revealing the agricultural roots of the Czech people.

✉️-ilv@inlinguaveritas.org
-This site ows its conception to Sarah Frantz-
-Ce site doit sa naissance à Elian Carsenat--