Вечной памяти Нины Макаровны Чередеевой-


Понимаешь, это странно, очень странно, но такой уж я законченный чудак: я гоняюсь за туманом, за туманом, и с собою мне не справиться никак. Люди посланы делами, люди едут за деньгами, убегая от обид и от тоски. А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги. А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги. Понимаешь, это просто, очень просто для того, кто хоть однажды уходил. Ты представь, что это остро, очень остро: горы, солнце, пихты, песни и дожди. Пусть полным-полно набиты мне в дорогу чемоданы: память, грусть, невозвращенные долги. А я еду, а я еду за туманом, за мечтами и за запахом тайги.
Солнце БессознательногоLe soleil de l'Inconscientشمس اللاوعيEl sol del InconscienteThe Sun of the Unconscious

Paris, Baris, Mharis...

Au moment où 'mère' en breton se dit mamm et 'ma mère' ma mamm, 'ta mère' se dit da vamm. Alors que 'père' est tad, 'mon père' devient ma zad et 'ton père' se transforme en da dad. Brest y demeure Brest, alors que 'vers Brest' se voit transformée en da Vrest. En gallois, parent du breton, Paris lui aussi demeure invariable (à part le s audible), alors que 'de Paris' devient o Baris et 'dans Paris' se transfigure en ym Mharis.

✉️-ilv@inlinguaveritas.org
-This site ows its conception to Sarah Frantz-
-Ce site doit sa naissance à Elian Carsenat--